ОЧЕРКИ

Карусель


БИЛЕТ В ПРОШЛОЕ

Сергей Васильев Что затосковал, дружище? А помнишь лес в сентябре, почти метровый слой желтых листьев под деревьями? В них хотелось зарыться, вдыхая терпкий аромат еще не увядшей листвы, дополненный всеми запахами ранней осени. А потом кувыркаться в этом шелестящем море, радоваться звенящей тишине, прохладному воздуху и ослепительному солнцу. Перевернуться на спину и так долго лежать, глядя в бездонное, голубое небо, лишь изредка разбавленное белым снегом облаков. Порою казалось, что это снежные горки, созданные для фристайла. Стать на лыжи и запутаться в мягких, пушистых лабиринтах, ведущих в бесконечность. Вот и сейчас эти облака видны в окно иллюминатора. Только ты смотришь на них сверху, и кажется, что опрокинулось небо, перевернулось, оно уже под тобой, только нет беспредельной синевы, что той осенью… И нет тебя, такой юной, красивой, пахнущей травой и легким дымком от костра. Когда ты с разбегу зарылась в эти листья рядом, и вы еще долго дурачились, прячась друг от друга в мягкой толщине осеннего ковра. А листья, желтые, красные и еще не потерявшие зелень, кружились, падали, и этому их дождю, казалось, не было конца.

ЦЕЗАРЬ

ЦезарьСегодня был особый день. Один раз в месяц Дмитрий Гаврилович ходил получать пенсию в соседний дом, где располагался филиал банка. Как правило, он направлялся туда в сопровождении горделивого Цезаря. Затем они шли на базар, покупали любимые сочные косточки, продукты по заказу хозяйки и спокойно возвращались домой. Цезарь гордо шел впереди хозяина, неся сумку с продуктами. Ему очень нравилось, что Гаврилыч доверял ему дорогую ношу, и с собачьим достоинством выполнял его поручение.

КАК НЕПРЕДСКАЗУЕМА ЖИЗНЬ

В молодости Марина Сергеевна на себе испытала, как мучительны послеоперационные последствия по пересадке кожи. Лишь значительно позже, когда она была вынуждена заниматься нетрадиционной медициной из-за медикаментозной аллергии, она узнала о простом методе лечения ожогов любой степени, который помог ей однажды справиться с тяжёлой бытовой травмой. Могла ли она предположить, что в самый неподходящий момент в тяжёлой чугунной раскалённой сковороде отлетит ручка и вся масса с кипящим маслом и жареной на нем рыбой вывалится ей на голые ноги. В следующее мгновение она снимала с колен сковородку, обтянутую её кожей. Сначала было потрясение. Как спасать кожу при ожогах она знала — аппликациями из сырого картофеля, и неоднократно пользовалась этим, спасая кожу. Но в этом случае спасать уже было нечего — кожа на всём протяжении соприкосновения её с кипящим маслом была снята, и надо было думать, как её восстанавливать. Она знала, что настой «Пол-палы» обладает противовоспалительным, обезболивающим и дезинфицирующим свойством, но какой концентрации должен быть раствор, чтобы образовалась новая кожа — очень смутно. Этих данных она нигде не нашла, благо, что необходимая медицинская литература была дома. Поскольку о походе в поликлинику не могло быть и речи, стала экспериментировать на себе.
На пятый день применения компрессов, которые она меняла утром и вечером, образовалась новая кожа без единого рубца. Это была победа! Она избежала проведения ей операции по пересадке кожи! Второй раз эту процедуру она бы не выдержала.

КУРЬЕР ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ

Юрий Лопатин? военный писатель, журналист, лауреат МТК "Вечная Память"Это имя знают далеко за пределами Украины благодаря книгам Д.Н. Медведева, командира партизанского отряда «Победители». Николай Тарасович Приходько — один из любимых героев молодёжи советской эпохи. Бесстрашный, богатырского телосложения связной разведгруппы Николая Кузнецова наводил ужас на приспешников гитлеровцев — бандеровцев и прочих украинских националистов. Автору этих строк довелось побывать на Ровенщине, в музее-квартире Н.Т. Приходько, и встретиться с племянницей Героя, рассказавшей о Николае Тарасовиче много нового.

ОН БЫЛ СЕМНАДЦАТЫМ РЕБЁНКОМ!

Юрий Лопатин? военный писатель, журналист, лауреат МТК "Вечная Память"Двадцать пять лет назад Герой Советского Союза генерал армии И. Тюленев в беседе с корреспондентом «Красной звезды» А. Кочуковым посетовал на то, что мало и сухо пишется о маршале С. Тимошенко. Журналист предположил, что это происходит из-за взваленного на Семёна Константиновича воза ответственности за неудачи первых месяцев Великой Отечественной. Являясь накануне войны наркомом обороны, он сделал далеко не всё, чтобы наши вооружённые силы успешно отразили агрессию. Но так ли это было?..

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Памятник Тысячелетия России, открыть 20.09.1862 годаДействительно, ведь немцы были верны идее уничтожения материальных объектов духовной культуры покоряемых народов и, продвигаясь на восток, уничтожали не только людей, но все что было связано с русской культурой и русским духом. Они жгли города, расстреливали в упор лики святых. Они делали из позолоты куполов сувениры и сбрасывали с куполов кресты. Разбирали памятники и частями отправляли в разные уголки Германии, как пепел, развевая по Европе. И земля после их нашествия оставалась безлюдным пустырем.

МЕЧТА СТОЛЕТНЕГО ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

Когда в самую нужную минуту появляется то, что уже не надеялся найти, в народе называется Божий Промысел. Так и здесь, вдруг ни с того, ни сего узнала, что в казахском городке Зыряновске проживает отметивший столетие «сын «врага народа», и он же Герой Советского Союза!» Все, как говорится, в одном стакане, все — один человек! Разговор о Павле Фёдоровиче Кольцове. Надежда Яковлева, редактор газеты Зыряновского района «Мой город Зыряновск»

ГВАРДИИ ЛЕЙТЕНАНТ ДУСЯ

Нет, это не заслуга, а удача
Стать девушке солдатом на войне.
Когда б сложилась жизнь моя иначе,
Как в День Победы стыдно было б мне!

С восторгом нас, девчонок, не встречали:
Нас гнал домой охрипший военком.
Так было в сорок первом. А медали
И прочие регалии потом...

Смотрю назад, в продымленные дали:
Нет, не заслугой в тот зловещий год,
А высшей честью школьницы считали
Возможность умереть за свой народ.

Юлия Друнина

Командир морских пехотинцев Гвардии лейтенант Дуся — Евдокия Завалий, ветеран Великой Отечественной войныЗа мужество и героизм, проявленные в боях с немецкими оккупантами, Евдокия Николаевна Завалий, встретившая Победу двадцатилетней девушкой, награждена орденами Боевого Красного Знамени, Красной Звезды, двумя орденами Великой Отечественной войны І и ІІ степени, медалью «За отвагу»…
В её послужном списке были поражения и победы, вынужденные отступления и освобождение городов. А ещё была горечь утрат боевых друзей, которая осталась в сердце и по сей день.
Прошли годы. Но сегодня Евдокия Николаевна помнит имена тех, с кем воевала, кого водила в атаки, название сел и станиц, которые они вместе защищали и освобождали. Помнит она и как начинался её боевой путь…

О ЖЕНЩИНАХ НА ВОЙНЕ, КОГО ПОМНЮ И ЛЮБЛЮ

О женщинах на войне...

ЛЕНОЧКА

О женщинах на войне... ЕЛЕНА ПОНОМАРЕНКОО женщинах на войне... Теплом и гомоном грачей наполнялась весна. Казалось, что уже сегодня кончится война. Уже четыре года как я на фронте. Почти никого не осталось в живых из санинструкторов батальона. Остались только я и Валя Озарина. В батальоне все почему-то меня называли Леночкой: и видавшие войну с июня сорок первого, и только что пришедшие на смену уже тем, кто был похоронен в братских могилах...
Отбили какой-то красивый дом. Обойдя всех и оказав первую помощь, отправила в санбат тяжелораненых, поговорила и успокоила тех, кто был ранен в бою. Дел хватало: нужно было постирать бинты, а это значит найти воду, что было очень проблематично, но меня всегда выручали дивизионные разведчики, припасая фляжки с водой. К ним я относилась доверительно, каждый из них был мне как отец или брат, особенно дядя Ваня. Глаза его всегда улыбались. Зная, что Леночка сластёна, разведчики приносили трофейный немецкий шоколад, угощали сахаром, галетами. И я была благодарна им.
Моё детство как-то сразу перешло во взрослую жизнь. В перерывах между боями я часто вспоминала школу, вальс... А наутро война. Решили всем классом идти на фронт. Но девчонок оставили при больнице проходить месячные курсы санинструкторов. Занимались много, почти до самой ночи, слушали каждое слово «хирургини» (так мы с девчонками называли Марью Васильевну, пожилого доктора, которая, казалось, знала все)!
О женщинах на войне... Потом теплушки и на фронт. Прощаться особо не с кем было. Мама умерла при родах, а отец мой сразу женился. Я и мамой-то её никогда не называла. Не любила она меня, наверное, оттого, что это не она меня родила. Отца же сразу отправили на Урал вместе с заводом — ему была положена бронь. Он совершенно спокойно отнёсся к тому, что его дочь Леночка после ускоренных курсов призывается в армию. Значит, так и должно было быть.

О ТЕХ, КОГО ПОМНЮ И ЛЮБЛЮ

КЛАВА И СВЕТА

О тех кого помню и люлбю... ЕЛЕНА ПОНОМАРЕНКО— Я точно научусь, я смогу, — сказала мне моя подруга Клава.
— Мы должны, просто обязаны научиться это, делать, — ответила я ей, посмотрев на девочку — подростка, которая ловко работала в стороне. А лет ей на вид было намного меньше, чем нам с Клавой.
— Что будет, непонятно, спросим у неё, — договорились подруги.
Нам выдали рабочую одежду, а самое главное «рабочие карточки», а, значит, мы могли отовариваться в магазине.
— Уговор! На всякие глупости не тратить! — Это тебя касается! Я знаю, как ты любишь конфеты! — попросила я Свету.
— Да, что я маленькая! У нас с тобой есть о ком заботиться.
Нас было восемнадцать. Все дети из одного детского дома. Были эвакуированы, но многих уже не было в живых: попали под бомбёжку. Командовал нами наш директор, Игорь Матвеевич, оберегая каждого.
О тех кого помню и люлбю... Определили нас с Клавой на завод, работали мы по тринадцать часов в день. Уставали, не то слово, но терпели, а по приходу в барак ещё занимались с малышами, пока те вместе с нами не засыпали на полу.
Игорь Матвеевич, аккуратно укладывал малышей, укрывал нас синими одеялами, подаренными ему в госпитале. Они были грубые, но других не было. Спасибо и за такие! А рано утром будил нас. Скоро совсем нечего стало есть. И Игорь Матвеевич решился ради нас на скверный поступок. Пока нас не было, он с младшими детьми ходил на поле и собирал колоски. Принесли они в тот раз много. Но на следующий день за ним пришли из НКВД.
Спасло нас то, что за его спиной стояли восемнадцать плачущих детей. Шофёр в этот же день привёз нам мешок картошки, мороженой, сладкой — это было наше спасение...

 
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(14 голосов, в среднем: 1.9 из 5)
Редакция напоминает, что в Москве проходит очередной конкурс писателей и журналистов МТК «Вечная Память», посвящённый 80-летию Победы! Все подробности на сайте конкурса: konkurs.senat.org Добро пожаловать!