Журнал Анна Герман

Карусель


Страница тега "Аркадий Первенцев"

Описание страницы тега

ДЕВУШКИ ИЗ ОСВЕНЦИМА

На этом суде присутствовали и советские корреспонденты, среди которых был и фронтовой корреспондент газеты «Известия» — писатель Аркадий Первенцев. Во время сбора материалов для своих статей писателю удалось разыскать двух советских девушек — узниц концлагерей. Они-то и рассказали писателю о своей полной трагизма судьбе. Две советские девушки — ВАЛЕНТИНА КУТИЛОВА (русская) и ЖЕНЯ БРУК (еврейка), они чудом остались живы в этом кромешном аду бесчеловечья — в Освенциме.
В дневнике Аркадия Алексеевича сохранились страницы полной записи этих бесед с девушками, чьи свидетельства легли в основу этого материала, который впервые публикуются в рамках МТК «Вечная Память».
Одну из своих статей «Неопрошенные свидетели» Аркадий Первенцев заключает словами: «Сердце отходчиво. Но разве можно забыть сожжённые сёла Белоруссии? Разве можно забыть песчаные дюны над рвами, на кромке верескового поля, у Бельзенского лагеря, где лежат под чужой северогерманской землёй тысячи наших русских людей? Отходчиво сердце человека, но есть такое, что нельзя забывать никогда»…

 

4-11 ОКТЯБРЯ 1945 ГОДА
писатель Аркадий ПервенцевЯ увидел девушку в столовой в городе Дрезден. Столовая помещалась в здании обычного частного германского дома со всеми удобствами, с мансардами и подвальными помещениями, с котельными и паровыми трубами.
Высокая блондинка с закатанными рукавами подавала за нашим столом. На одной руке был вытатуирован номер «58287».
— Откуда у вас этот номер?
— Из Аушвица.
— Послушайте, там был комендантом Крамер?
— Крамер…
Оказалось, что эта девушка, Валентина Кутилова, которую все ласково называли Валей, была пленницей Освенцима, или Аушвица по-немецки, куда она попала после долгих мытарств. Вот её трагическая судьба.
Валя вместе с семьёй жила в Раутовском районе Ленинградской области, откуда поехала учиться в сельскохозяйственный техникум в Пушкин. При приближении немцев семья эвакуировалась на восток по Мариинской водной системе. Последняя телеграмма поступила в её адрес 17 августа из Шлиссельбурга: — «выехали на восток по Мариинской водной системе». Это была последняя весть от родителей.
Немцы подошли. Мобилизация. Агентурная разведка. Простых русских девушек в простеньких платьицах захватили. Допросы. Лагерь для военнопленных и граждан — тогда все считались военнопленными. Там она познакомилась с Якушевой Еленой, ленинградкой из-за Ладожского озера. Девушки подружились. Толпой отправили в Кингисепп. Расстреливали на дороге. В Кингисеппе 2 недели. Проволочные заграждения… Псков… Не доходя Пскова, мы с Якушевой бежали; побежали в Ленинград, дошли до деревни Карино 19.X. Повернули с потоком беженцев до Гдова. В январе были с беженцами, и в январе же ушли на Питер. Нас задержали. Работали на кухне в деревни Ушаках. В марте увезли нас, согласно разгрузке беженцев, в Германию. Перешедший к немцам почвовед Анатолий Алексеевич Колтышев вызвал нас и, пригрозив выдачей, послал в Германию.

ДЕВУШКА С ТАМАНИ

ЕЕ РАНЫ

Аркадий Первенцев, писатель, лауреат Сталинской премии.Голубой мир и ясные приазовские зори! К ним пришла Любаша потому, что жили в мире этом Баклан и Лебёдка. А получилось так: с матери-Украины прилетел, точно на тяжёлых и быстрых крыльях, Баклан, рыбак и непоседа, опустился на крутом обрыве Тамани, на виду Керчи и Еникале. Здесь он нашёл своё счастье — Лебёдку, казачку с полуострова…
Бубны ударили над обрывом, три дня и три ночи звенели каблуками казаки, на лёгких линейках привозили анапский виноград — шашлу, светлое, но хмельное вино. А на четвёртый день рано поутру проверил Баклан весла, стукнув ими о землю, взвалил на плечи сети и по тропинке спустился к баркасу. Лебёдка махнула на обрыве рукавом, ушла по хозяйству. Зазимовал тут Баклан…
Жили они у того места, где когда-то, проездом в Геленджик, останавливался Михаил Юрьевич Лермонтов…
Холодной весной принесла Лебёдка Любашу. Снова пили и гуляли над таманскими кручами казаки-рыбаки. А как только немного расцвела земля и белым кружевом выткало черешню, Лебёдка привязала к ветке люльку на четырёх бечёвках из манильского волокна и запела песню, глядя туда, где в сияньи солнца уходил серый парус Баклана…
…Высокая, с карими глазами и длинными ресницами. Волосы, как говорится, вороньего крыла; носит она их как кубанскую шапку, а поверх этой шапки форменный тёмно-синий берет морячки. Имя её Люба, или Любаша, как привыкли называть её моряки-черноморцы.
Ей девятнадцать сейчас, когда увидел я её между олеандрами и кипарисами идущей своей прямой походкой к зеленоволному морю. Раскалилась, как металл, галька, над изломами берега струилось маревцо-пар. Любаша сидела, охватив коленки руками, и смотрела туда, где на высоком горизонте шли корабли, а по-обок эсминцы со скошенными трубами.

БАБУШКА С ТАМАНИ

«...Узнав о вашем конкурсе, я решила написать о своей бабушке и неожиданно для себя узнала, что моя бабушка — героиня рассказа Аркадия Первенцева «Девушка с Тамани»…
К сожалению, я очень поздно осознало того, ЧТО пришлось пережить БАБУШКЕ в годы войны, ради нас и ради нашего счастья. Повешенье, издевательство… и моё равнодушие к ней — она все вытерпела. Поэтому я считаю, что её подвиг заслуживает того, чтобы об этом знали люди и помнили!» — писала Светлана Шаповалова из Барнаула...
Увы, тогда первичную версию материала в Оргкомитете отклонили, посчитав, что рассказ о послевоенной жизни Ундины неполон, да и автор, мягко говоря, не очень-то искренне кается перед бабушкой, которая в годы войны была образцовым примером и духовной поддержкой для сотен тысяч солдат Красной Армии в борьбе с фашистами. В ответном письме автору было предложено «за оставшееся время до окончания приёма заявок написать достойный материал и подробнее рассказать о жизни бабушки — «Девушки с Тамани сегодня» — в послевоенные годы. И вот, получено письмо с текстом доработанного материала: «Если даже мой материал не попадёт на страницы книги, но то, что я узнала о бабушке и пережила сегодня — это главное для меня и все это благодаря вашему конкурсу!
Спасибо вам!»

   
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(0 голосов, в среднем: 0 из 5)
Журнал Анна Герман